Category: литература

портрет

Мне отмщенье, Аз воздам!

Путин с бабочкой

Искусство стихотворного извода вышло из смежной области – теории стихотворного перевода. Я создал метод перевода стихов стихами. Когда я распространил этот метод на стихотворный извод, что пришёл к абсолютно нетривиальным научным результатам. К стыду за своё отечество вынужден признать, что моя совершенно аполитичная, сугубо научная монография, собравшая в Интернете, где она опубликована на трёх площадках, несколько тысяч посещений (для научного труда и тысяча посещений – это очень показательная цифра), до сих пор не издана, а значит автору, сделавшему два открытия подряд, не выплатили за его труд гонорара.

Меня никто не пригласил читать лекции в университет, хотя я уникальный специалист в своей области. Меня отовсюду прогнали, надо думать, за мою эмоциональность к хамству, а его у нас везде хватает. Дошло до того, что я пишу эти строки почти при смерти. Я болен. Мне трудно сходить в магазин за едой. Через месяц у меня кончатся скудные сбережения от пособия по безработице, которое я больше не получаю, и русский поэт, больной и нищий, вынужден будет свести счёты с жизнью. Кому это надо?

Оказывается – надо! Моей смерти ждут не дождутся издатели, ибо я не только автор научных трудов, но и стихотворных переводов, среди которых самая знаменитая поэтическая книга всех времён – сборник Шарля Бодлера «Цветы Зла». Эти издательские «орлы» уже летают над моей пока ещё живой головой, стараясь не упустить момент и наброситься на добычу первыми. За всю свою литературную жизнь я не получил ни одного достойного гонорара. Лишь в советские времена мне что-то заплатили, но это были крохи с пиршественного стола обласканных литераторов.

Что такое поэтический перевод, более или менее представляют те, кто имеет филологическое образование. А что такое стихотворный извод? Я сейчас продемонстрирую. Берётся фраза (в данном случае это строка из стихотворения Арсения Тарковского «Чистопольская тетрадь») «Мы – тщета и нищета». Входящие в неё буквы выстраиваются в неполный алфавит: АЕМНТЩЫ. Из этого неполного алфавита изводится зачин. Здесь возможны закономерные звукобуквенные отождествления типа С=З, ТЩ=Ч и т.д. а также пропуски букв, например, в слове «по(…)ия» легко восстанавливается буква «з» благодаря избыточности слова в русском языке. Другим частым приёмом является домысливание конца фразы, которое тоже наперёд задано благодаря всё той же избыточности стиха в поэтическом ряду. Затем методом максимально точной рифмы из зачина выводится сонет (это канон).

Математична истина и тщетно
Её не замечать, делая вид,
Что ложь она. Кто Бога так гневит,
Того утрата будет несосчетна.
Весьма конкретна и не вообщетна
Точная рифма. Видит ясновид,
Лобного ока взор чей огневит,
Грядущее, которое нищетно.
В склянке часов песочных нищ так прах...
Он развеваем на семи ветрах.
Кто избирает ложь, того накажет
Выбор его. Мгновений нищета…
Вспять бег их обратить – ума тщета.
А в Третьем Мире Бог лжецам откажет.

Но из данного букворяда АЕМНТЩЫ, который беден на изводы, получается ещё одна фраза: «Мне отмщенье…». Знающий Библию легко достроит её до конца: «…Аз воздам». "У Меня отмщение и воздаяние" (Второзаконие: 32, 35). Апостол Павел в Римлянам 12:19 приводит этот стих (по Славянской Библии) так: «Мне отмщенье, Аз воздам». Таким образом, отправной букворяд как бы предлагает нам заглянуть в другой стих, который из него вывели. Вот его букворяд: АВДЕЗИМНОСТЩЫ. Проделаем с ним те же операции, что и с предыдущим и изведём сонет:

Мне отмщенье, Аз воздам!
Истины не замечает
Молодой не по годам,
Кто богат и не скучает?
Просто срам да ко стыдам:
Ангел Мой уже не чает
Труд издать свой не к вредам –
К пользе! Но не докучает
Он орлам, что тело ждут –
Вот тогда и попируют!
Пушкин рядом с ним ваш дут –
Мухослон! Одни жируют
При холёных телесах,
У других дыра в трусах.

«Молодой не по годам» у нас кто? Правильно – Владимир Владимировича Путин. А боится ли президент РФ Бога? – Вот вопрос…
портрет

И снова стихи о смерти

Махди

Больше сил сходить нет в магазин –
Потерять боюсь в пути сознанье.
Пропоёт ещё раз муэдзин –
И уйду. Со мной уйдёт и знанье.
Что оно для этих образин? –
«Самомненье у тебя, зазнанье!»
Просто в баке кончился бензин,
А дороги вышло обознанье.
И орлы уже над головой…
Чуют шестым чувством они это.
Здравствуйте, издатели! Живой
Я ещё. Что, нужен труп поэта?
Скоро будет, я уже готов –
Исписал стихами тьму листов!

Спасения не ждут на высоте
И кислородное есть голоданье.
Кто Истине, Добру и Красоте
Служил, того украсит и страданье.
Распять можно не только на кресте
Молчащему народу в назиданье,
И на столбе, что давит аж косте-
Проломно атмосферой, словно зданье –
Плечи атланта. Не могу дышать
Я при ходьбе и рыбе я подобен
На берегу. В коленях зыбких шать.
Для жизни этот мир стал неудобен.
Коль встану, чтоб идти, то упаду.
В мгновение любое смерти жду.

А лекари богатых лечат пусть,
Для них и существует медицина.
Эх, изрублю я власть эту в капусть
Своим мечом двужальным сарацина!
Грехов вам пред кончиною отпусть? –
Из бочки, что огромна, огурцы на!
Вот сколько раз глотал ты эту спусть.
От бешеных собак нужна вакцина
И псам – будкарь с удавкой и ружьём.
Глотал ты человечиков живьём
И ждёт грехов, что к смерти, отпущенья?
Нет уж, умри в страданиях и страх
Пускай украсит жизни твоей крах.
Достоин ты лишь Сатаны прещенья.

Произведение искусства,
Созданное в предсмертный час,
Есть не блохи котом раскусство,
Кусающей его сейчас!
– Крабство-рачьё-омар-лангуство!
Для свиста на гору домчас –
Цель рака. Есть ли боягуство?
– Чтоб в гору влезть, нужна моча-с!
Над смертью надобно смеяться,
А не безносую бояться,
Кто не боится умереть,
Прославит Бога. Смерти вера
Сильней! Но мрачен секспервера
Уход – уж лучше не смотреть.

– Издатели, орлы, а где меж вас
Этот, двуглавый? Он ведь тоже хочет
Плоти поэта, а то хлеб да квас…
Блажен, над смертью кто своей хохочет!
Воспел Див красоту яшмовых ваз,
Но не медных тазов – всяк пусть их очит!
Колотит в таз пусть армянин Айваз:
«Ары, беда, сам Диавол нас стихочит!»
Где труп, там соберутся и орлы.
То журавли поют: курлы-курлы,
Стервятников же резок крик гортанный.
На острове Сифера труп висит.
«Се – иудейский князь», – доска гласит.
Трудился Чёрт до смерти, неустанный.
портрет

Ряд Фибоначчи

PH01893

Автор «не слышит» нас, иначе
Узнали все бы, что он жив,
А не усоп, ибо заначи
Нет ни одной, криле смежив.
О, где ты, непочатой начи
Рюкзак с травой! Кусты сложив,
Идёшь, ликуя! Всё. Без начи
Сумарь пустует, отслужив.
Епафродит*, где ты, куначе,
Погиб ли, меч свой обнажив?
Что не являешься – означи
Хотя б свой голос, доложив:
Как на полях? Ряд Фибоначчи** –
Вот что трава, а не дух лжив.

*«Я получил все, и избыточествую; я доволен, получив от Епафродита посланное вами, как благовонное курение, жертву приятную, благоугодную Богу» (Филлипийцам 4:18).

** Чи́сла Фибона́ччи — элементы числовой последовательности
0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377, 610, 987, 1597, 2584, 4181, 6765, 10946, … (последовательность A000045 в OEIS)

в которой каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел. Название по имени средневекового математика Леонардо Пизанского (известного как Фибоначчи).

Продемонстрирую ряд Фибоначчи на примере анализа строфики стихотворения Бодлера "Приглашение к путешествию". Привожу первую строфу и мой перевод:

Mon enfant, ma soeur,
Songe а la douceur
D`aller lа-bas vivre ensamble!
Aimer a loisir,
Aimer et mourir
Au pays qui te ressemble!
Les soleils mouillеs
De ces ciels brouillеs
Pour mon esprit ont les charmes
Si mystеrieux
De tes traеtres yeux
Brillant а travers leurs larmes
Lа, tout n'est qu'ordre et beautе
Luxe, calme et voluptе.

О дитя, давай
Улетим в тот край,
Где бесконечно блаженство,
Край волшебных грез,
Где не будет слез,
Где все, как ты, совершенство!
Солнца влажный блеск
И каналов плеск,
И черный плен глаз коварных
Оплели мой ум
Обаяньем дум
Таинственных и лучезарных!
Край, где царит чистота,
Мир, свет и красота.

Там пышный покров
Из пестрых ковров
Наши украсит покои,
Там всюду цветы
Неземной красоты
Расставлены нежной рукою,
Там роскошь зал,
Глубина зеркал,
Прелесть, лоск и сиянье,
Там в светлой тиши
Все тайны души
В едином пребудут слиянье!
Там, где царит чистота,
Мир, свет и красота.

Хочешь, корабли,
Что в гавань пришли
Из дальних стран - без промедленья
Выполнят сейчас
Любой твой приказ
И ждут твоего повеленья!
А вокруг закат,
Золотой каскад,
Весь в гиацинтовых отсветах
Город затопил,
Который застыл
В очах твоих, счастьем согретых,
Там, где царит чистота,
Мир, свет и красота!

"Удивительное по оригинальности ритма, напевности, эвфонии и единству интонации "Приглашение к путешествию" стало одним из самых популярных стихотворений во Франции," - пишет Н.И.Балашов (18,с.354). В чем же секрет этой удивительной поэмы?

Строфа состоит из 5-, 8- и 7-сложных стихов: 5+5+8 5+5+8 5+5+8 5+5+8 7+7 Рассмотрим группу 5+8 .Отрезок, разделенный на пять и восемь частей, дает пропорцию, известную как "золотое сечение", при этом 13:8=8:5.

Группа 7+7, замыкающая строфу, числом слогов кратна числу стихов - 14, которое в контексте отношения 5+8 переосмысливается как следующий член пропорции, подтверждающий тенденцию к гармонизации ритма по закону "золотого сечения". Однако вслушаемся в концовку строфы: La, tout n`tst que`ordre et beaute \\ Lux(e) calme et volupte. При декламации в слове luxe выпадает немое "е", поэтому де факто по числу произносимых слогов концовка дает нам группу 7+6, кратную 5+8, т.е.13!

Но это еще не все. В 21-м стихе поэмы - Les rich(es) plafonds - мы наблюдаем то же явление - выпадение немого "е". Самое примечательное, что пропорция 5+8+13+21 в проективной геометрии известна под названием "золотой вурф" и характеризует собой вид конформной симметрии, которой подчинены, в частности, члены человеческого тела. "Золотое сечение" есть вид симметрии, характерный только для живой материи.
портрет

Стихи про Женю

Евтушенко
В свой 80-лений юблей Евгений Евтушенко заявил корреспонденту НТВ:
"Я самый знаменитый поэт на планете".


Я очень гордый, наглый Ангел, но
Как литератор гениален. Гений,
Однако, Евтушенко ваш Евгений,
Все знают, Чёрта больше всё равно.
Первый поэт планеты – не говно
Собачье, всех пиитов офигенней!
В словах Гоген, только ещё гогенней –
Поэзии в строках его полно…
Но превзойти чтоб Сатану в гордыне
И наглости… Тушёнку ївший, ты
На старости хоть лет своей пердыне
Дай отдых, сын суетной суеты!
Ну навонял ты, Женя, перед смертью
Уже почти что трупною воссмертью.

Горько, конечно, черноте
Пустой предать себя навечно…
В твоей словесной чурноте,
Женя, всё слишком человечно.
Церковь молиться – чур на те! –
Не станет о тебе овечно
Грешен ты очень – чур на те…
Кончал ты, Женя, толстосвечно.
Конечно, горько в никуда
Шагнуть – и больше не родиться.
Ты, Женя, слово «никогда»
Оставь лишь – в бездне пригодится.
Сильно душа твоя грешна
И педерасту смерть страшна.

Быдло, оно бодливо и тогда,
Когда бодаться смысла никакого
Уже нет, потому как тупиково
И опытен забойщик как всегда.
Не гений мыка больше, но еда,
Пойдёшь ты на тушёнку, бык. Окова
Твоя пополнит кучу. Шашлыково
Не выглядешь ты, Женя, больше. Нда.
Не всем страшна смерть. Мне так иногда
Так хочется уйти… Ведь пятачково
От хрюш вокруг, однако пустяково
Грешно жизнь прерывать, хоть не беда
И в том была бы мне. Я, господа,
Жизнь прожил честно и не бестолково.

Гнилое болото тебя
Затянет, а ты будешь биться…
Уж лучше мгновенно убиться,
Чем дрыгаться, воздух любя.
В поэзии можно себя
Любить, так что самовлюбиться,
Любовью к себе погубиться,
Всё больше в ней душу губя,
И можно в себе возлюбить
Поэзию. Здесь две любови.
Велел Королевичу Бове
Господь Евтушенко добить.
Конечно же, смерть, это страшно,
Когда ты не блеял барашно.

Не горлица то стонет, не медведь
Ревёт, а это, путь проделав дальний
В Вирсавию – красив юноша ведь!
Что лирики его исповедальней? –
Стонет пиит. Стонал, Женя? Ответь!
Молчит… И чем путь тушёнкоедальней,
Тем слаще стона дамского изведь…
Педальней на педаль ту жми, педальней!
Зачем тебе Россия? Умирай
В Америке, пусть там тебя зароют.
В Пиндосии для извращенцев рай,
А здесь лишь матерком скупым покроют.
Нет тайного на свете ничего,
Не стало бы что явным в срок его.

В тебе, Женя, мерзавка, даже не
Мерзавец. Лжив как женщина болтливый
Самовлюблённый петел, тем счастливый,
Что громче всех кричит в моей стране.
Где инструмент твой, тот, что весь в говне,
Лежит, небось, на свалке, сиротливый?
Нет, Женя, поимей-ка вид тоскливый:
Он как улика вынут – кал в цене
Бывает! – Для судебной экспертизы
И в качестве вещдока приобщён
К другим уликам. Нет, ты не прощён.
В остатках кала есть ароматизы…
Любой пёс сразу вычислит, кому
Принадлежала вещь – хвала ему!

Сердце Ангела алмазно,
Не разжалобишь его,
И поёт мулла намазно
В ухе Мира моего.
Мир иконы богомазно
Словом пишет. Своего
Он отца нашёл – помазно
Вдохновеньем сыновство!
Сердце Ангела не знает
Милосердия к лжецам,
А канон запоминает
Налету – хвала чтецам! –
Сын мой – пишет то, что слышит –
Дух трость писчую колышит!

Иисуса вывел из Претории
Воинов конвой: «Иди туда!».
В средиземноморской акватории
Солонее в нашей чем вода.
Артефакт имеет для истории
Ценность, как улика для суда.
Жертва ты чтецов из Евпатории,
Женя, кто попал к ним в борщ – беда!
Как речитатив для оратории
Стих звучит твой, пафос в нём всегда.
Видно из моей обсерватории,
Как упала новая звезда…
Судя по небесной траектории,
Не сюда умчала, но туда.
портрет

Ксюша, приезжай, я тебя трахну!



Прочёл очередную сплетню про Ксюшу Собчак: "В очередной раз интернет сообщество не может обойтись без обсуждения Ксению Собчак. Так совсем недавно в одной группе пикаперов был создан опрос - кто бы хотел заняться сексом с известной телеведущей и светской львицей. На удивление никто из участников обсуждения не высказал своего согласия. Многие аргументировали это тем, что у Собчак довольно заурядная, некрасивая внешность. Некоторые пикаперы добавляли, что Ксения глупая девушка, с которой и поговорить то не о чем после секса. Самые ярые противники Собчак писали, что даже если кто-то и переспит с ней, этот факт необходимо тщательно скрывать. Мы не знаем, как факту опроса отнеслась бы сама Ксения Собчак, но почти уверенны, что она нашла бы пару колкостей в адрес особо активный интерент-пользователей. Ведь мы все знаем, что с имеющейся внешностью светская тусовщица привлекает далеко не самых последних мужчин России". Мне её стало жалко. Но увы...

Стоит мне обратиться к какой-либо женщине со стихотворным предложением стать моей возлюбленной, как её постигает злой рок. Так было с Ренатой Литвиновой, которой я посвятил сборник сонетов «Луна», а она вместо любовного романа со мной занялась лесбиянством с кобёлом Земфирой. Вот и Юле Тимошенко я посвятил сборник сонетов, предложив ей бросить политику, буржуазного мужа и приехать ко мне, первому поэту Руси, дав звонкую пощёчину общественному мнению. Но она предпочла политику и буржуазную добродетель, в итоге оказалась в застенке. Хоть я и выступаю за её скорейшее освобождение, но что моё слово для её гонителей? Два случая – это уже знак. В действительности подобных эпизодов было больше чем два: все женщины, которые посмели отказать мне в любви, когда я им её предлагал, плохо кончили. А теперь вот Ксюша Собчак спорит с фатумом, играет с судьбой, омрачает Провидение. Я оставляю ей шанс не повторить ошибок её предшественниц, а сделать то, что в её ситуации стало бы для неё и спасением, и, не побоюсь этого слова – счастьем. Приехать ко мне для зачатия ребёнка. Пора бы уже.

Правда, что у Ксении Собчак
Найден бублик кроме миллиона? –
«Гестия хранить должна очаг, –
В рифму был ответ Наполеона, –
А не елоленточный общак.
Лавочников полно поле оно,
Подавай заморский им нещак,
А не блог в стихах Аполлиона!
А что Ксюша бублик натощак
Кушает, то не из стали он, а
Из муки, у ней же отощак.
Кушая, героя Илиона
Представляет, думаю, спущак.
Дамский есть синдром Пигмалиона…»

Отвергнувшая Сатану
По той или иной причине,
Кораблик как, идёт ко дну…
Не в том, чтоб «нет» сказать, он чине.
Ксюша, покинь лучше страну.
Я к тебе, к файной как дивчине,
А ты мне – бублик? Ну и ну!
Ты не нова, чтоб быть в почине.
Не говорят «нет» Сатане.
Те, кто отказ мне дать посмеют,
Славы лишаются, немеют,
И забываются вполне.
Не по моей, впрочем, вине.
Демоны зло творить умеют!

Просто надо приехать во Внуково
И купить в Симферополь билет.
До меня пол часа. Если мну кого,
Помнит женщина то много лет.
Старика нежить будешь негнукого,
Не меня если. Женский балет
Одиночный на льду есть… А ну-ка во
Пируэт войди – ух! – напослед.
Ты, конечно, приехать откажешься.
Значит, демоны держать тебя.
Ну и что, коль без славы окажешься?
Хоть как женщина вспомнишь себя.
Никакая не львица ты светская,
Буржуазочка ты постсоветская…

Никто не станет на весь мир кричать:
«Ксюша Собчак беременна от Чёрта!»
А знаешь, как горит звезда вечор та?
Впрочем, об этом лучше премолчать.
Скоро и светской львицей величать
Тебя никто не будет. Перечёрта
Косой есть крест. Пьян бабий сквозь ночь ор-то,
Страшно одною старость-то встречать.
Бесы тебе ко мне не разрешают
Приехать, не свободна ты, видать.
Я мог бы материнство тебе дать,
Да демоны тебе твои мешают.
Сторчишься, Ксюша, скоро ты одна,
Скатишься до общественного дна…
портрет

Квинт Гораций Флакк. К Левконое



HORATII CARMINUM I, 11

Ad Leuconoen

Tu ne quaesieris, scire nefas, quem mihi, quem tibi
Finem didederint, Leuconoe, nec Babylonios
Temptaris numeros. Ut melius, quid quid erit, pati,
Seu plures hiemes seu tribuit Juppiter ultimam,
Quae nunc oppositis debilitat pumicibus mare
Tyrrhenum: sapias, vina liques, et spatio brevi
Spem longam reseces. Dum loquimur, fugerit invida
Aetas: carpe diem quam minimum credula postero.



К ЛЕВКОНОЕ

Ты судьбу не пытай, верить грешно,
О, Левконоя, в то
Что тебе, а что мне жребий сулит,
И вавилонских книг
Не читай всё равно. Лучше терпи,
Что б ни послал нам рок.
То ли тысячу зим мы проживём,
То ли всего одну,
Ту, что яростью волн гулко стучит
В этот гранитный брег.
Будь разумной, прошу, вина цеди,
Явь предпочти мечте.
Жизнь течёт, и пока мы говорим
Хмуро бегут часы.
День летящий лови, меньше всего
Думай о том, что ждёт.


Ода «К Левконое». Квинт Гораций
Флакк. Чем замечательна она?
Тем, что чтица из всех римских граций
С эллинскими им предпочтена.
Мир есть театр, где вместо декораций
Шаровидной сцены – времена…
Надо лишь уметь без аберраций
Чёты сочетать. – Что там? – Война…
– Сколько надо сделать операций,
Чтоб картина сделалась ясна?
– Когда как. Зато без перлюстраций
Пишет внутри текста письмена
Чтец не для логических фрустраций.
– Очень уж игра твоя странна…
портрет

Белый камень как Римский Белев



Белый голыш, роняемый во тьму
Колодца* – этой мой «Album Romanum».
Сказал: «Расширил дрогом наркоман ум!»
Завистник сверхуспеху моему.
И ты расширь! Нельзя? – Кусай локотик.
С чего ты взял, негодный сластолюб,
Что Божия трава – это наркотик?
Поклёп не возводил на коноплю б!
Таким как ты гашиш не расширяет,
А суживает ум и в ров швыряет,
Где львы рыкают, ты их пища там.
Тебе трава в ад двери отворяет,
Где мрак уже ничто не озаряет…
Кто б прилепил бы скотч к твоим устам?

Album – нечто белое**. Но что же? –
Камень, на котором письмена***…
Книгу назови так возьми, на,
Если побеждающий ты тоже!
В зеркале дан образ самотожи,
В книжке же душа отражена,
Только чья? Страна поражена
Наглостью сумняшейся ничтожи!
Да, но разве этот третий Рим,
Что второй по счёту, не четвёртый,
Сон, который вместе все мы зрим?****
С неба спал сам змей извивовёртый…
С Римом будем делать что теперь?
Шибко он свиреп, аки веперь!

Album calculum – голыш, которым
В Риме отдавали голос свой.
Я не то чтоб думал лбом просторым –
Сердцем имя дал, не головой
Сборнику стихов – и Рим повторым
Явлен тотчас был! Иль невпервой
Называем парубком моторым
Лук с весьма тугою тетивой
Так, чтоб цель стрелы сама возникла?
Выстрел не заставил долго ждать!
Глубоко как в плоть стрела проникла…
Риму не пришёл я угождать!
Имя – чьё написано на камне?
Что с тысячелетьями века мне!

КОММЕНТАРИЙ

* «Album Romanum» правильнее всего перевести с латыни как "Римский белев". Что такое "белев" читатель узнает из дальнейшего комментария. В «Album Romanum» опубликован мой перевод сонета Поля Верлена о надежде…

Надежда вновь блестит соломинкой в сарае,
Хватайся за неё, не думай о былом.
Бьют полдень. Спи… Оса кружится над столом,
А ты всё ждёшь, свой лоб руками подпирая.

Ах, бледная душа, и столько лет спустя
Ты не устала ждать. Бьют полдень. Это снится.
Пей! Вот вода, и жди, а я, сомкнув ресницы,
Забормочу сквозь сон, как кроткое дитя.

Бьют полдень. Ах, мадам, уйдите, ради Бога,
Пусть он ещё поспит, да-да, ещё немного.
И гул её шагов всё чудится ему…

Как камушек из рук сквозь брызнувшие слёзы
Надежда падает в таинственную тьму…
Когда же расцветут октябрьские розы!

** В языческом Риме альбумом называлась покрытая гипсом доска, на которой верховный жрец – pontifix maximus – вёл верховные анналы государства. Это был древний прототип современной газеты, но в единственном экземпляре. Альбум выставлялся в резиденции понтифика и каждый посетитель мог познакомиться с его содержанием. Упоминание о существовании еврейского альбума я обнаружил у пророка Исаии: «Теперь пойди, начертай это на доске у них» (Ис: 30,8).

*** Упоминание о древнейшем израильском альбуме имеется во Второзаконии: «И когда перейдёте за Иордан, в землю, которую Господь Бог твой даёт тебе, тогда поставь себе большие камни и обмажь их известью; и напиши на камнях сих все слова закона сего» (Втор: 27,2-3). Таким образом, в контексте Библии альбум – это ещё и белый камень. Переходим к Апокалипсису: «Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написано новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает» (Откр: 2,17). В старину в судах существовала традиция вручать обвиняемому белый камень, если его оправдывали, и черный, если его осуждали. По мнению других, здесь указывается на обычай выдавать выигравшим призы на греческих состязаниях белый камень или доску с написанными на них их именами и наградами.

****Сарец Филофей, автор исторической программы о Москве-третьем Риме, предостерёг, что четвёртому Риму не бывать. Что же тогда за государственное образование возникло в современной России? Таки просится определение: второй третий Рим. И действительно, мой сборник вышел ещё при СССР, когда о третьем Риме ещё никто ничего у нас не знал, кроме священников и историков. Я, конечно, тоже услышал это словосочетание много позже. Но я предрёк названием своей книги этот упадочный Рим. Вот, кстати, ещё один сонет Верлена, опубликованный в этом сборнике:

ТОМЛЕНИЕ

Я одрябший, изнеженный Рим, что, давясь от зевоты,
Сочиняет от нечего делать чудной акростих,
А на кончике стиля танцует в лучах золотых
Слишком долгий закат, погружаясь в трясину дремоты.

– Что такое, Аврелий, очнись, почему ты притих?
– Ах, Батилл, нехороший, пусти наконец, ну чего ты…
Повалившись на стол, вот свинья, прямо в лужу блевоты
Сотрапезник, икая, хрипит среди кубков пустых.

И бегут легионы, и варвары рвутся к столице,
Вам повсюду мерещатся их идиотские лица,
Ах, всё выпито, съедено всё… Да чего там жалеть!

Из провинции снова приходят тревожные вести,
И ваш раб начинает, пожалуй, немножко наглеть,
И такая, такая тоска! А душа не на месте…
портрет

Харе Кришна

С кришнаитами я познакомился так: шёл как-то по городу, тут кришнаитский монах литературу предлагает. Ну, разговорились. Он пригласил меня в ашрам. Делать мне было всё равно нечего, пришёл. Там мне оказали почести как гостю. Я к ним и зачастил. Мне интересна была культура Индии, к которой я с юных лет испытывал величайшее уважение. Там я научился сидеть, скрестив ноги и ходить, рецититруя махамантру. Махамантра Харе Кришна – древняя ведическая мантра, впервые упоминаемая еще в Яджур-Веде. Популярной в Индии она стала благодаря вайшнавскому святому Чайтанья Махапрабху, который в XV-ом веке восхвалял Бога через воспевание этой мантры.



Благодаря этой древнейшей молитве я научился быстро ходить во время пеших прогулок, сообразуя шаги с её ритмом. Вскоре моя походка сделалась лёгкой, и это несмотря на врождённое плоскостопие! Она стала моим посохом, а затем и фоном всей моей мыслительной деятельности. Я сразу уловил в ней притягательность древнего артефакта, перед которым испытываешь уважение уже в силу его сарины.

Прошло много времени, прежде чем мне пришло в голову посмотреть в изнанку этой мантры, а там… АЕИКНМНРХШ

1

- Харе Кришна!
Вглубь смотри ж на…
- Харе Рама!
Там… энграмма!

- Анаграмма.
Рифмограмма.
Криптограмма
И программа.

- Мать Иришна!*Вот так вришна!
- Это махаповторишна.
Ромб – вид параллелограмма.
Тор есть ромбова обрама.

Фронтон храма.
Гексаграмма.
Пентаграмма**.
Этнодрама.

- Воспаришна!
Весь Париж на!


*Мать Иришна – это и моя мама (у меня есть полуродная сестра Ирина) и моя тёща (мою бывшую жену зовут Ирина).



**Гексаграмма – шестикоечная звезда (звезда Давида), пентаграмма – пятиконечная звезда (тоже звезда Давида, между прочим!). Обе звезды просматриваются на фронтоне караимской кенасы в Симферополе.

2

АЕИКНМНРХШ

Карма Рашки…
Аж мурашки
По спине
От ошарашки.
Снится мне
На коне
Сын Парашки
Сатане,
Аки вражке
Хлуд в овражке
Тычет не
Боясь кондрашки.
Ум в цене*.
Явь во сне?

*Вариант: «Мир в огне». Есть здесь ещё одно чтение, но оно останется тайной. Моей и церкви.




3

АЕИКНМНРХШ

Кара Икара
В роке Эдгара.
Каркает «Крах»*
По вам клювом каркара.
На всех парах –
Трахтарарах!
Запах прогара.
За доллары страх.
Стадо Макара!
Электрокара
Грузит ваш прах,
Так сурова покара.
Сожиг в кострах
За солжетрах.

*Именно так следует переводить рефрен из знаменитого стихотворения «Ворон» Эдгара По nevermore. Сюжет стихотворения придуман им, но сам текст, вне всякого сомнения, заказан поэту караимами.
портрет

Стихи о поэзии



Поэт гиперэстетом должен
Стать при условии одном:
Полом обязан быть не солжен -
Корабль не может плыть вверх дом!
Затем к мужскому дал Бог пол жен,
Чтоб наслаждался как вином
Женой муж, но когда одолжен
Пол, бес в уёбище больном.
Эстет, считается в Европе,
Есть непременно гей и квир.
Зал от концерта в оторопе:
Детемперирован клавир!
Жертве содомского покуса:
Нет эстетического вкуса...

Эротика в поэзии, когда
Она со страхом смешана, возможна,
Но худо, если стонут изнеможно
Юнцы, прочтя стихи твои. Грех, да.
Однако же ведь тоже не всегда!
В эпоху "Лонжюмо", когда всё можно,
Акт с женщиной, воспетый пачемоможно,
Прощаем за бесстыдство иногда!
Эротика в поэзии со смехом
В смешенье тоже не запрещена,
Но лучше уж не браться неумехам
За этот жанр, иначе - визг щена...
Эротика, но как тайносказанье
Есть высшее в поэзии дерзанье!

Поэт есть тот, кто производит
Из слов вино - как не испить?
Что древний грек водой разводит,
Скиф чистяком пьёт, и купить
Ещё юнца шлёт, жуть наводит
На эллинов: "Чем печь топить,
Глотни огня!" - Горилка сводит
С ума их, горе в ней топить...
Конечно, крепкие напитки
Бывают благородны, но
Пить без закуски и подпитки
Лишь скифу-варвару дано!
Секрет - в глотке сухого дыма,
Но эллин пьёт его, вред имо...
портрет

В защиту ласточек



Городской ласточке для постройки гнезда нужна земля, обыкновенная грязь. Почва нужна и насекомым, которыми питаются птицы. Мы же асфальтом и плиткой попросту закрываем всю землю. Для человека это, конечно, хорошо: можно в туфельках и ботиночках ходить в любое время посуху. А вот для птиц это совсем неудобно. Ну и, конечно, на численность тех же городских ласточек влияет загрязнение атмосферы, которое сказывается на количестве насекомых, которыми они питаются. Если вы сравните количество машин лет 20-25 назад и теперь, то вам станет понятно, какой «чистой» стала атмосфера. Наконец, ласточек отпугивает шум, они не слышат комара в автомобильном гуле.

В юности я написал стихи про ласточек. А теперь заглянул в изнанку слова "ласточки" и поразился, насколько близко и тематически, и интонационно я развил эту трудную и редкую тему в поэзии! Еще один сонет про ласточек нашёл тут же в слове "снуют". Вот, сравните сами:

Зачем во мраке ласточки летят,
А гнёзда вить под солнцем не хотят?

Они летят, не вьющие гнезда,
Им светит путезарная звезда.

Ни мне, ни им назад дороги нет,
Они летят на самый верный свет.

Уже светло, новсё ещё видна
В прозрачном небе чёрная луна.  

ЛАСТОЧКА

Екклесиаст сказал: ласточкин дом,
Который трудно и назвать гнездом,
Исчезнет в городах больших, не строят
Гнёзд там они, где плохо со стыдом.
Удвоят пускай зренье и утроят
Биноклем - что бескрылым на добро, яд
Для ласточек, Гоморру и Содом
Видно отлично и как геморроят
Анусы - тоже, ласточек же нет,
И стриж на самой синей из планет
Куда-то делся. Было - и не стало.
Вот о чём мой печальный сатанет.
Лишь голуби в пыли ходят устало,
А ласточек жизнь города достала...




СНУЮТ

Уютно с ласточками в доме,
Когда они легко снуют.
Представьте, как было б в Содоме
Стеклянном им - сам неуют!
Уютней живчику в кондоме -
Длинными хвостиками бьют,
Но гнёзд, как ласточкам в Едоме,
Им вить не надо... Во дают!
Но и в Едоме их всё меньше,
Судя по нашим городам.
Шумы и выхлопы уменьши,
Страна, явлюсь же - аз воздам!
Уж ласточек нет над дворами...
Борьба идёт и с комарами!